Перейти к верхней панели

«Я попробую провести её по всему лабиринту преображения, от рождения первого робкого, как дуновение ветерка, чувства, до невероятного взрыва эмоций который словно ураган сметёт всё старое на своём пути. И возможно именно там в бушующем потоке, в переливах необычных ощущений и чувств, наполняясь смыслом новых эмоций, зародится многогранный кристалл живой души, Её души, моей души. И она словно спящий бутон, раскроется на встречу Свету и Любви… Тогда наступит час и душа сама, по своей воле сделает выбор! И никак иначе!» — так размышлял Он, тот кто однажды загрустив создал этот свой мир, прозрачный мир безжизненных сюжетов который, как разрисованный набросками холст, ждал красок жизни. Кто Он, этот создатель? Может Бог? Может и Бог, … творец мира, и единственный его Князь.

      И вот, лелеянная столько бессонных веков, перед ним висела мечта, заботливо вылеплена из его самых сокровенных мыслей. Тонкий светящийся силуэт стройной женской фигуры, плавно покачивался в пространстве над землёй. Красива. Пока ещё закрыты полупрозрачные глаза, хрупкие пальчики рук почти невидимы, длинные волосы, плечи, спокойное лицо, она такая невесомая . «Как назову тебя, моя Душа? Ты — моя сокровенная суть явленная в мир. Светлая и ясная, как сама природы мысли моей и совершенно тёмная в своей неизвестной загадочности, тайна… Таис. Да, тебя будут так звать»…
———————-

      — Ну, хорошо, скажи, что ты хочешь? — спросил мужчина снисходительно улыбаясь у надувшей губки своей спутницы, — попробуй передать словами… сама.
      — Я хочу… хочу…ээээ…. чтоб был… ээээ… восторг! Да, именно, В-О-С-Т-О-Р-Г! Я только что придумала это чувство, оно прекрасно. Ты должен его мне непременно дать!
      — Отлично! — он прикоснулся ладонью к лицу женщины, слегка приподнял её подбородок и… с восторгом посмотрел на неё пронзительными, сверкающими глазами из которых мягкая энергия сияющего восторга струящейся пеленой стала обволакивать женщину и в тот же миг её до сих пор скучающие глазки загорелись ответным восторженным пламенем.
      — Ах, как замечательно! — прощебетала она и весело рассмеявшись встречному порыву ласкового ветерка, обняла за шею мужчину, — Ах, как здорово, что это всё такое потрясающе, яркое и манящее, как же я раньше этого не замечала? Это новое восторженное состояние мне безумно нравится… и.. и ты, ты, ты! — Она смеялась принимая это чувство в себя, вдыхая его невесомость и выдыхая, окрашивая волшебным разноцветием прозрачно-хрустальный мир. Он улыбался, глядя на неё и ласково наблюдал отражение сотворённого им чувства, но уже в иных гранях, гранях преображения розово-фиолетового кристалла женщины…. И вспыхнула жизнь! Буйством красок наполнился сверкающий мир, запели птицы и распустились дремавшие в сонной неге цветы.. Мелодии леса воспарили над Землёй, увлекая в стремительный танец Жизни всё новые и новые создания. Всё вокруг пело и наполнялось любовью.. «Мама!» — шептали деревья, «Мама» — вторили им океанские глубины. «Мы любим тебя!»…Так был создан мир Любви и Света, воцарившийся надолго, как тогда казалось — навсегда…

      Сколько прошло времени? Миг, день, год, или тысячи лет? Это было не важно, важно было иное, в один прекрасный миг, Таис больше не захотела восторга. Не то, чтобы не хотела, просто она стала принимать его, как своё обычное состояние, и красочное разноцветие стало постепенно линять и блекнуть, ведь это именно благодаря Таис наполнялся мир красками, это её чувства играли переливами и сверкали жизнью. А ей просто стало…. всё равно.
      Женщина сидела в беседке и смотрела, как блекнут и сереют кусты роз, и как становится бесцветным бирюзовое небо и трава мерцает остатками былой зелёности. Мужчина подошёл бесшумно сзади, лишь лёгкий вздох выдал его присутствие. Она оглянулась всё с тем же восторженным выражением лица, но эта мимика не несла более ничего кроме замёрзшей гримасы… Чувство стало обыденным. Она его прожила всё без остатка.
      Мужчина взял Таис за руки, приблизился губами к самому её уху и тихо произнёс:
      — Смотри, этот мир исчезает, он не может жить без … тебя.
      Таис подняла глаза и посмотрела вокруг и как только её взгляд коснулся объектов мира, они тут же начинали растворяться в воздухе, оставляя капли прозрачного дождя.
      — Взгляни, — продолжал мужчина, — они плачут от тоски. — И Таис тут же увидела великое горе, растворяющегося в реках слёз, мира. И тут на её ресницах блеснула первая слеза.
      — Что ты чувствуешь, скажи мне! Дай название этому, — попросил мужчина и прикоснулся губами к стекающей по щеке Таис слёзке.
      — Это, это, — говорила, запинаясь она, — это боль, мне больно и грустно, и так жаль, я плачу! — И Таис заплакала, глядя на исчезающий пейзаж. Она ощущала тоску по красочным местам, щемящую жалость от утраты светлой поры и просто острую боль, которая ей передавалась от умирающего мира. Таис плакала то тихо, как маленькая девочка, то громко, как вздорная каприза, то навзрыд, словно неутешная невеста. А вокруг бушевал ураган, грозовые молнии разрывали пространство мира, с небес стеной текли потоки воды, смывая земные краски, растворяя всё, что ещё вчера было наполнено живительной силой чувств. Бурные реки вышли из берегов и сравнялись с морями, всё закрутилось в огромном водовороте. И так стало всегда. Мир превратился в бескрайнее море… море слёз и отчаяния, горестей и страданий, море угасшей земной любви.
      Сколько прошло времени никто не знает, ибо само время остановилось в безумном потоке слёз. Но вот однажды свершилось чудо. Таис, проснувшись с утра, не заплакала, как обычно, она вдруг почувствовала, поняла, что именно сама и есть все слезы этого мира и ничего кроме неё нет. И в тот момент Таис как будто заново прожила всё горе разрушений, и она навсегда впитала в себя это чувство утрат, забрав его себе. Кончилось безумие… и вода отступила. Таис сидела на берегу закатного мира и внимательно созерцала остатки былой жизни…
      — Теперь ты знаешь все о радостях и горестях мира, — сказал Он Ей, — два полюса, две причины, которыми ты создашь любое своё переживание, наполнив его только тебе известным смыслом, возможно противоречивым, а возможно совершенно гармоничным. Ты обрела власть над этими чувствами, отныне и вовеки.
      И Таис посмотрела на него, но уже иным, новым взглядом. И тут же перевела свой взор на мир вокруг. И мир стал другим. Не таким, как был когда радость и восторг изливались на его формы, придавая им яркость и чёткость. И не таким, когда боль и горе размывали слезами серые тона и тёмные силуэты. Он стал Живым продолжением её и любое движение мысли тут же преображались в чувственные образы и переплетались в замысловатые сюжеты жизненных историй. Она творила эту Жизнь, воплощая свои желания и мечты. И они оживали, окружая и увлекая её всё больше и дальше в миры волшебных грёз и чувственных переживаний, где Таис плакала и смеялась, грустила и радовалась, проживая каждое движение своих иллюзорных героев. И это было прекрасно, и это было навсегда, так казалось. Но однажды.. — Скажи мне, — внезапно попросила Таис, — кто я? — И тут пришла очередь задуматься мужчине… Он не знал, что ей сказать, как открыть правду, что она и есть Душа его, Жизнь его, Любовь его и смысл во веки веков…

12.07.2014

Нет Ответов

Добавить комментарий