Обряд

Кареглазый Июль разнотравьем пьянит.
Жар дыханья его кружит голову.
Зов небесных пичуг дерзкой трелью звенит,
Охраняя беспечную молодость.

Словно дикая лань, грациозна, ловка,
Рыжий отблеск волос в яркой зелени.
Средь лесов и лугов, её поступь легка,
Дочь прекрасной Заряны и Велеса.

Танец девы лесной, как живая вода,
Песнь её, сердце вылечит стылое.
Но однажды случилась в полесье беда,
В плен попалась звезда златокрылая.

Дряхлый старец за этот диковинный дар,
Обещал заплатить чистым золотом.
Был владыка велик, стал же болен и стар,
И задумал вернуть себе молодость.

В древней Книге одной он рецепт отыскал,
Там про деву узнал златовласую.
Пару преданных псов за невестой послал.
В сеть попалась краса синеглазая.

Близость с девой лесной силу даст старику,
Её слёзы излечат страдания —
Тело дряхлое в новую плоть облекут,
Лишь минует ночное свидание.

Обнажая луну ночь спустила покров,
Серебрится дорожка небесная.
В лепестках тысяч роз, под атласным шатром,
Нынче станет дикарка невестою.

Но обманом испить вечной живы глоток
Не дано ни царю, ни безродному.
Есть у девы волшебной смертельный клинок,
Выявляет он сердце негодное.

Лживым — смерть принесёт юной девы удар,
Поразит сердце подлое холодом.
Не получит обманщик живительный дар.
Ад души, а не вечную молодость.

Чернокнижник седой к испытанью готов.
В эту ночь завершится проклятие.
Шаг, удар! Из груди хлещет чёрная кровь.
Пал старик к юной деве в объятия.

Утром, солнечный луч лишь пробился с небес,
Вмиг ночные кошмары растаяли,
Убежала краса златовласая в лес,
Терпкий привкус свободы оставив лишь…

Нет Ответов

Добавить комментарий